Дом текстиля

24.03.2009

Неизвестно, кто и почему решил в советские годы назвать легкую промышленность именно так — «легкой». На самом деле ничего простого в ткацком или портном ремесле нет. Это не просто тяжелый физический труд, но и, как мы можем убедиться сегодня, высокотехнологичное производство. Отечественная легкая промышленность постепенно возрождается после кризиса 1990-х годов. Одним из примеров тому — барнаульская фабрика «Лакаса-Тэкс».

Нелегкий выбор

Любое хорошее дело начинается с правильного выбора бизнес-идеи. Несколько лет назад перед руководителем группы компаний «СПТК» Альбертом Луневым как раз и стоял непростой выбор проекта, связанного с развитием одного из направлений деятельности. Дело в том, что в состав «СПТК» на тот момент уже входило предприятие «Трикотаж-Плюс» — известная бар-наульцам трикотажная фабрика, которая производит ширпотребовские трико, трусы, тельняшки, джемпера и т. д. Но требовался переход в какое-то новое качество.
«У меня было два проекта развития, — вспоминает Альберт Лунев. — Первый касался усиления трикотажного производства, а именно — производства высококачественного нижнего белья. Вторым был инвестиционный проект по производству махрового полотна. Оба были примерно равнозначны по стоимости — около 4 млн. евро. Их окупаемость и выход на маржинальную прибыль тоже приблизительно совпадали по срокам. В пользу трикотажного производства говорило то, что мы его уже знали, умели с трикотажем работать, имели подготовленных специалистов.»
Тем не менее выбор был сделан в пользу второго инвестиционного проекта, который получил название «Лакаса-Тэкс» (в переводе с испанского «Дом текстиля»). У него были особые преимущества. Первое заключалось в том, что предоставлялся уникальный шанс создать единственное за Уралом производство махрового полотна, а значит, иметь более широкие возможности для входа в потребительский рынок. Второе преимущество — высокая технологичность. Ручной труд на предприятии минимизирован, везде установлены автоматические системы управления производственным циклом.
«Проект по трикотажу был очень громоздким. — поясняет выбор Альберт Лунев. — Он требовал приобретения оборудования, на котором трудились бы одновременно около 400 человек. У нас на тот момент во всей «СПТК» работали 500 сотрудников. А для обслуживания современного производства «Лакасы-Тэкс» нужно было всего чуть больше 40 человек. Это предприятие будущего, здесь все автоматизировано. И как бы сегодня меня ни упрекали в том, что сточки зрения социальной ответственности бизнеса я поступил неправильно, на самом деле выбор был верный. В кризисный 2009 год большое новое предприятие никуда бы не вырулило. Да и где взять столько кадров? Нам, например, сегодня требуется всего шесть швей, а найти их на рынке труда очень проблематично».
 

 

Масштаб проекта
Кризис, кстати, пошел отчасти на пользу реализации инвестпроекта. Легкая промышленность в Европе оказалась в плачевном положении, и на многих фабриках без дела простаивало современное оборудование. Вместе с иностранным партнером Альберт Лунев на автомобиле объехал Испанию, Германию и Италию, побывал на многих фабриках, пока, наконец, не выбрал то, что нужно.
Так, в Италии были приобретены шесть ткацких станков, в Германии — жаккардовые механизмы для выработки крупноузорчатой ткани. В Испании закуплено красильное и отделочное оборудование и т. д. Что самое важное, в Барнауле создавалось текстильное предприятие полного цикла, тогда как на Западе фабрики в основном специализируются на выполнении отдельных бизнес-процессов. Одни готовят пряжу, другие производят ткань, третьи — ее красят и отделывают, четвертые — кроят и шьют.
«В то время мы даже не думали, какой сложный по реализации проект затеваем. — признается создатель «Лакасы-Тэкс» сегодня. — Мало того, что мы приобрели высокотехнологичное европейское оборудование, монтаж которого зачастую ставил в тупик самих европейцев, так еще и создавали цикличное производство. Поверьте мне, это очень сложно — состыковать все звенья одной технологической цепи».
Сложностей действительно хватало. Но тем и интересен этот проект— масштабами поставленных задач и умением находить правильные решения. Например, производство махрового полотна требует особых температурных режимов и устойчивой влажности. Для того чтобы достигнуть необходимых параметров, был сделан большой ремонт в производственных корпусах, подведен природный газ. Построена собственная газовая котельная. На следующий год в «Лакасе-Тэкс» планируют установить систему увлажнения цеха, чтобы можно было нормально работать и в сильные морозы.
Еше один ключевой момент — соблюдение технологии производства. И дело здесь не только в наладке оборудования, но и в том, чтобы оно правильно работало. Сегодня технология выпуска махрового полотенца выглядит примерно так. Дизайнер создает модель, рисует ее с помощью специальных графических программ, и далее она сбрасывается по Интернету программистам в Испанию. Они пишут соответсвующую программу с учетом всех заданных параметров (цвет, рисунок, фактура, вафельные вставки, качество ткани и пр.), которую затем переправляют обратно в Барнаул. Далее эта программа перегружается в главный производственный компьютер, и начинается непосредственно ткацкая работа.
Проба рынка
В декабре 2008 года состоялось официальное открытие новой барнаульской фабрики «Лакаса-Тэкс». А в январе 2010 года, когда предприятие уже прочно встало на производственный ход, на нем побывал губернатор края Александр Карлин. К тому моменту фабрика выпустила около 80 тонн готовой продукции, или 450 тыс. штук полотенец.
«Сегодня мы можем выпускать махровые полотенца различных размеров и типов, — говорит маркетолог компании «СПТК» Алла Машковская. — В ближайшее время начнем выпуск махровых полотенец размером 1x1,5 метра, махровых простыней и комплектов для саун. Кроме того, у нас есть полотенца с жаккардовыми рисунками, комплекты для ванных комнат и т. д. Это продукция на 100% сделана из хлопка».
«На самом деле мы только пробуем рынок, — продолжает Альберт Лунев. — Это достаточно долгий процесс. Сначала рынок «пробовал» нашу продукцию, когда мы еще учились выпускать махровое полотно, а теперь все наоборот, мы предлагаем рынку новые изделия. Мы долго тренировались с технологией производства. Теперь тренируемся со сбытом. К сожалению, сейчас есть отдельные сложности с тем, что на потребительском рынке представлено много низкокачественной текстильной продукции, зачастую и контрафактной, из Китая. Не всегда справедливые ценовые условия диктуют торговые сети. Но мы не унываем, потому что видим, что, к счастью есть и положительные тенденции. Дюди готовы и хотят приобретать российский текстиль. Так что перспективы у нас огромные»
 

 

Интервью — «Рынок сбыта у нас бездонный»
В продолжении темы на некоторые вопросы «ВД» ответил председатель совета директоров группы компаний «СПТК» Альберт Лунев.
— Альберт Анатольевич, довольны ли вы тем, как реализуется сегодня инвестиционный проект «Лакаса-Тэкс»? 
— В целом я доволен его первыми результатами. Конечно, не все прошло гладко, как это было записано в проекте, но идеальных условий, наверное, не бывает. Реализация любого нового дела сопряжена с различными сложностями. Возникали они и у «Лакасы-Тэкс». Были определенные проблемы с газификацией, когда не по своей вине мы не сумели вовремя подвести газ к цеху. Спасибо администрации края за то, что она вошла в наше положение и продлила срок бюджетного субсидирования еще на год. Затем помучились мы с наладкой оборудования, но это было закономерно, ведь приобретенные нами станки и автоматы есть сегодня далеко не на всех европейских фабриках. И даже приезжавшие к нам специалисты-наладчики из Испании и Германии тоже не сразу с ним разобрались. Затем были первые производственные сложности, когда мы только тренировались. Сначала учились производить махровое полотно, затем поняли, как следует получать нужный цвет, после этого на первых заказах отрабатывали технологию отделки полотенец. Конечно, не все и не сразу у нас получалось, но сегодня вполне можно говорить о том. что предприятие «Лакаса-Тэкс» состоялось. Максимальный объем, на который мы вышли в прошлом году, — 17 тонн махрового полотна в месяц. В этом году рассчитываем увеличить количество заказов и выйти на показатель 30 тонн полотна в месяц. Кстати, мы посчитали, что при максимальной загрузке предприятия производится примерно 170-180 тыс. стандартных полотенец в месяц. Получается простая арифметика: четыре месяца работы — и у каждого барнаульца будет по одному нашему полотенцу, год работы — и у каждого жителя Алтайского края.
— Не испытывает ли новое предприятие проблем с сырьем? 
— Сначала они действительно возникли. Когда мы начинали производство, то самым выгодным вариантом было приобретение пряжи из Нигерии. Но мы его отвергли. Для начала приобрели со складов в Германии два контейнера пряжи. А в настоящий момент договорились о поставках сырья с ведущим производителем — корейской компанией «Дэу-Текстиль». Принадлежащие ей фабрики по производствупряжи находятся в Узбекистане и Казахстане. Это очень удобно, а качество сырья нас устраивает.
— У меня создается впечатление, что вы с большой долей риска пошли в потребительский рынок, где все ниши заняты. 
— Это не совсем правильная точка зрения. На самом деле рынок сбыта нашей продукции бездонный. Одна Москва чего стоит! И парадокс заключается в том, что постепенно российский покупатель сегодня начал отказываться от китайского ширпортреба. Если на полке магазина рядом будут лежать два полотенца, произведенных в Китае и России, и при этом российское будет на 10% дороже, то покупатель выберет именно нашу продукцию. Это не просто моя личная точка зрения, а то, что мы видим на практике. На мой взгляд, с точки зрения конкуренции нам нужно опасаться не столько китайских изделий, а скорее отечественного производителя. Есть сильная фабрика «Донецкая мануфактура». У нее производственные мощности расположены в России. Это безусловный лидер рынка.Есть несколько фабрик, аналогичных нашей по объемам производства, в западной части страны. Но за Уралом мы действительно являемся единственными производителями махрового полотна. И в этом наше главное конкурентное преимущество. Не случайно основная масса заказов поступает к нам из сибирских регионов — Красноярска, Омска, Томска, Новосибирска, Республики Алтай.
— Какие сбытовые ниши вы считаете наиболее перспективными? 
— Сегодня наше оборудование на две трети загружено производством продукции «эконом-класса». Поэтому есть перспективы с точки зрения выпуска элитных полотенец. Мы пока очень аккуратно работаем с такими заказами. Боимся совершить ошибку и испортить репутацию. Очень широкое направление — гостиничный бизнес. Здесь мы хорошо сотрудничаем с Белокурихой. Выполнены первые заказы для гостиничных комплексов Москвы. Кроме того, я бы выделил еще и огромный коммерческий (рекламный) сектор. Я имею в виду производство полотенец, например, с логотипом заказчика. Это очень перспективное направление. Мы уже выпускали большие партии изделий для Сбербанка, «Россельхозбанка», компании «Мария-Pa», Ханты-Мансийского банка и т. д. При этом мы не принимаем заказы, которые меньше 1 тыс. экземпляров.
— Какие у вас планы на 2010 год?
— Увеличивать объемы производства, повышать загрузку предприятия. Кроме того, хотелось бы приобрести еще несколько ткацких станков. В Европе полноценной считается фабрика, у которой в арсенале имеется 14 станков. У нас пока их шесть. При этом только два из них работают на выпуск продукции «бизнес-класса».

Газета «Ваше Дело» от 1 марта 2010 года